Эти слова Горького имеют все меньшее отношение к России, и все большее и большее — к Израилю.