Выживание Израиля возможно только, если он возьмет на себя роль региональной сверхдержавы.