В пятницу, 18 октября, в возрасте 94 лет скончался Меир Шамгар, занимавший пост судьи Верховного суда Израиля в 1975-1995 годах и с 1983 года являвшийся 7-м председателем Верховного суда Израиля.

Меир Шамгар. Краткая биография

Меир Шамгар (имя при рождении Мирон Штернберг) родился в Вольном городе Данциге 13 августа 1925 года. Был единственным сыном Элиезера (Лазаря) и Дины Штернберг, приехавших в Данциг из Одессы вскоре после Октябрьской революции. Отец Шамгара родился в Одессе, в семье крупного торговца Мирона Штернберга, поставщика оружия отрядам еврейской самообороны в Одессе. Мать Шамгара родилась в Умани в семье Исраэля Бонфельда.

Шамгар учился в народной школе, а затем и в общей гимназии в Данциге. В январе 1933 года к власти в Данциге пришла Национал-социалистическая немецкая партия, и вскоре Шамгар был вынужден перейти из гимназии, в которой учился, в еврейскую гимназию.

С детства Шамгар был членом молодёжной сионистской организации правого толка "Бейтар" (вслед за своими родителями, членами ревизионистского движения).

Вскоре после событий "Хрустальной ночи" и вследствие участившихся гонений со стороны немецких властей еврейская община Данцига была вынуждена покинуть город в полном составе.

7 марта 1939 года семья Штернбергов репатриировалась в Палестину и поселилась в Тель-Авиве. Шамгар начал учёбу в тель-авивской гимназии "Бальфур".

В октябре 1939 года Шамгар вступил в ряды подпольной организации "Эцель", в которой остался и после внутреннего раскола с организацией "Лехи" в 1940 году. Подпольная деятельность Шамгара, получившего подпольную кличку "Рам", началась с изучения оружия, распространения листовок, слежек и т. п. При этом, даже спустя многие годы, Шамгар отказывался сообщать, участвовал ли он в диверсионной антибританской деятельности "Эцеля". Также, накануне окончания гимназии, Шамгар вступил в отряд "Пальмаха" и провёл несколько месяцев со своим отрядом в кибуце Рамат а-Ковеш.

Во время каникул Шамгар начал посещать слушания в Тель-Авивском окружном суде, и именно тогда у него возникла идея учить юриспруденцию. Так как изучение юриспруденции в Палестине в те годы было возможно только в рамках официальных британских "Уроков юриспруденции" (англ. Law Classes) (поступить на которые могли лишь обладатели британского аттестата зрелости или выпускники первого курса университета), Шамгар переехал в Иерусалим и начал учёбу на факультетах философии и истории Еврейского университета.

8 августа 1944 года Шамгар был арестован британскими властями в кабинете врача, к которому привёл своего раненого (при попытке ареста) товарища по подпольной деятельности в "Эцеле", Йехуду Наота. Против Шамгара был выдан ордер на административный арест, и в середине августа он был переведён в лагерь заключённых в Латруне.

19 октября 1944 года, в числе более 200 заключённых из организаций "Эцель" и "Лехи", Шамгар был сослан в лагерь заключённых "Сембел" около Асмэры, Эритрея. Шамгар оставался в заключении до июля 1948 года, не обладая информацией о дате освобождения.

За период заключения Шамгар был переведён в лагерь в Судане, затем обратно в "Сембел", а затем, в марте 1947 года, в лагерь заключённых "Гилгил" в Кении.

Заключённым удалось добиться от британских властей возможности получить заочное образование. Во время заключения Шамгар сдал экзамены на лондонский аттестат зрелости и учил юриспруденцию на заочном отделении Лондонского университета.

29 июня 1946 года Шамгару, в группе с другими заключёнными, удалось бежать из лагеря и добраться до эритрейского порта Массауа, однако 8 августа он был арестован и возвращён в лагерь.

Дважды Шамгар был избран заключёнными "инспектором" (англ. supervisor) лагеря, в должность которого входило представление требований заключённых перед властями лагеря и координация внешних связей заключённых. Критические моменты деятельности Шамгара в этой должности выпали на период после принятия плана по разделу Палестины, когда британские власти всё ещё настаивали на продолжении заключения активистов "Эцеля" и "Лехи", несмотря на близящееся окончание их мандата в Палестине.

Помимо прочего, Шамгару удалось передать представителю ТАСС в Африке послание от заключённых, которое было оглашено советским представителем в ООН в упрёк Великобритании, и получить от посредника ООН, графа Бернадота, письмо, в котором признавалось право заключённых вернуться в Палестину.

12 июля 1948 года Шамгар и его товарищи были возвращены в Тель-Авив, на этот момент уже в государстве Израиль, на борту британского корабля Ocean Vigour.

По возвращении из Африки Шамгар поступил на службу в пехоту в Армии обороны Израиля. В 1949 году ему был предоставлен отпуск с целью окончания учёбы юриспруденции в рамках временно возобновлённых "Уроков юриспруденции". В дальнейшем Шамгар получил и лицензию на право занятия адвокатской деятельностью.

После окончания учёбы в 1950 году Шамгар поступил на службу в Военную прокуратуру. Он начал службу военным обвинителем в Южном военном округе. После этого Шамгар был назначен на должность заместителя Главного военного обвинителя, далее инструктора в области военного права, а затем Главы департамента юридической консультации и законодательства Военной прокуратуры. В период с 1953 по 1955 год Шамгар, под руководством главного военного прокурора Меира Зоара, активно занимался разработкой законопроекта Закона о военном судопроизводстве (ивр. חוק השיפוט הצבאי), который был утверждён кнессетом 21 июня 1955 года.

В 1954 году Шамгар прошёл общеармейский курс командиров батальонов (ивр. קורס מג"דים) и в 1955 году был назначен заместителем Главного военного прокурора. В этой должности был также членом внутренней комиссии во главе с полковником запаса Ариэлем Амиадом по расследованию деталей "Дела Лавона". Также выступал в апелляционной комиссии по административным арестам, в том числе по делу Мордехая Кейдара, сотрудника военной разведки, обвинённого в убийстве агента израильской разведки в Аргентине.

В 1961 году Шамгар был назначен на пост главного военного прокурора. На этой должности Шамгар проявил особые организаторские способности, проведя ревизию армейских приказов, опубликовав сборник "Инструкции Главного военного прокурора", в котором обосновал систему надзора за законностью осуществления дисциплинарного права в армии и т. д.. По инициативе Шамгара армейская программа "академического запаса" (ивр. עתודה אקדמית) открылась и для юристов, предоставляя отсрочку от призыва студентам готовым поступить на службу в военную прокуратуру по окончании учёбы.

Шамгар был также членом комиссии во главе с генералом Эльадом Пеледом, которая подала премьер-министру Леви Эшколю рекомендацию об отмене военного режима в арабских населённых пунктах Израиля, а также комиссии, назначенной министром юстиции, по вопросу отмены британского чрезвычайного законодательства.

Одной из наиболее значительных заслуг Шамгара на посту главного военного прокурора считается проведённая им правовая подготовка армии к возможной оккупации Израилем соседних территорий. Шамгар лично руководил организацией исследования права военной оккупации, проведением курсов на эту тему, подготовкой правовой базы действий армии при оккупации, включая подготовку военных декретов и ордеров, формированием схемы административной организации Военной прокуратуры в случае войны и последующей оккупации.

С самого начала Шестидневной войны военная прокуратура проявила высокую готовность к исполнению необходимых правовых действий, развернула аппарат юридической консультации с тремя центральными региональными представительствами (Западный берег реки Иордан, сектор Газа и Синай, Голанские высоты) и девятью отделами военных судов и военного обвинения (Восточный Иерусалим, Рамалла, Тубас, Дженин, Наблус (Шхем), Иерихон, сектор Газы, Синай, Голанские высоты).

Стоя у истоков формирования необходимой правовой базы по отношению к территориям, перешедшим под контроль Израиля в 1967 году, Шамгар заложил принципы правового статуса этих территорий: применение правил режима военной оккупации (англ. belligerent occupation), в первую очередь указаний Гаагской конвенции о законах и обычиях сухопутной войны 1907 года, без всеобщей аннексии территорий Израилем[45] и принципиальное отрицание применимости IV-й Женевской Конвенции 1949 года к ситуации на Западном берегу реки Иордан и в секторе Газа (при фактическом самоподчинении принципам гуманитарного права, заложенным в данной конвенции), но при этом требование к органам израильской военной администрации руководствоваться общими принципами израильского административного права и предоставление права жителям контролируемых территорий обращаться в судебную систему Израиля с исками и петициями против действий военной администрации.

В конце 1967 года Шамгару был предложен пост главы Управления судебной системы Израиля, однако Ицхак Рабин, на тот момент начальник генштаба армии, посчитал, что такая должность не оправдывает выход Шамгара в запас.

Вскоре министр обороны Моше Даян предложил Шамгару должность юридического советника министерства обороны. Шамгар согласился на данное предложение и в 1968 году исполнял одновременно эту должность и должность главного военного прокурора.

В 1968 году министр юстиции Яаков Шимшон Шапира предложил Шамгару занять пост юридического советника правительства. Шамгар вступил в должность 1 сентября 1968 года. На посту юридического советника правительства Шамгар стал одним из самых влиятельных лиц в израильских органах власти, за что получил прозвище "генеральный директор государства". Он добился этого настойчивым расширением своих полномочий, как в области административного и гражданского права, закрепив статус юридического советника как фигуры, чьё толкование права обязывает все ветви исполнительной власти, так и в области уголовного права, окончательно определив главенство юридического советника правительства над органами государственной прокуратуры.

Шамгар указал собрать разрозненные правовые заключения по уголовному, административному и гражданскому праву и издал серию "Инструкций Юридического советника правительства", которые были разосланы юридическим советникам министерств и ведомств и в органы прокуратуры в качестве обязывающего руководства. Под его руководством был издан также сборник правовых заключений по градостроительному праву, разосланный юридическим советникам местных градостроительных комиссий.

Шамгар также выступал в суде, представляя государство в вызвавших особый общественный резонанс делах, как, например, дело Денниса Майкла Рохана и дело Шалита.

Шамгар также известен дополнительными заслугами на посту юридического советника правительства, как то значительное расширение борьбы с экономической преступностью, улучшение отношений государства с представительствами религиозных конфессий в Израиле, налаживание сотрудничества между министерством юстиции и полицией, рекомендация назначить комиссию для расследования причин неготовности Израиля к Войне Судного дня, правовые заключения Шамгара в вопросе возможности прекращения состояния войны с Египтом.

1 июля 1975 года Шамгар был назначен на должность судьи Верховного суда Израиля. Он отличался от большинства судей Верховного суда того период тем, что практически весь период его профессионального становления прошёл под влиянием израильского права (а не в период британского мандата в Палестине или в практике за рубежом). При этом Шамгар был близко знаком с политической системой Израиля по опыту своих предыдущих должностей и поэтому не ощущал неудобства при критическом подходе к действию органов власти. Как судья, Шамгар был известен своим уважительным и терпимым отношением во время судебных слушаний.

27 ноября 1983 года Шамгар был назначен на пост председателя Верховного суда, сменив на посту председателя Ицхака Кахана. Он исполнял эту должность до выхода в отставку по выслуге лет 13 августа 1995 года.

Автор десятков книг и сотен статей (прежде всего, по юриспруденции).

Умер 18 октября 2019 года.

Let's block ads! (Why?)