Решение об отступлении из сектора Газа и северной Самарии принималось через головы армии и народа.