Прокурор, уверенный в собственной святости, вызывает у меня дрожь в коленках.