Может ли один министр определить, откуда исходит угроза бойкота, и предпринять эффективные меры?