Напомню: именно на этом принципиальном вопросе произошел наш разрыв с премьер-министром Нетаниягу.