По мнению Генпрокуратуры России, при принятии этого решения были нарушены Конституции СССР и РСФСР.