Дискин выступает за спасение практически уничтоженной формулы "два государства для двух народов".