«Девушка в красном». История репатриантки, ставшей иконой фестиваля в Реим

Журналисты газеты Daily Mail нашли девушку, ставшую символом ужаса террористической атаки 7 октября. Весь мир обошла фотография массового бегства с фестиваля в Реим. На первом плане — молодая девушка в красной накидке. Ее зовут Влада Патапова — 25-летняя мать, репатриантка из Украины.

Сидя на скамейке у моря в Ашдоде, недалеко от места, где она работает организатором свадеб, Влада рассказала свою историю.

Влада говорит: “Иногда я чувствую вину за то, что выжила, а другие не выжили, и то, что случилось со мной, длилось всего 18 часов, но для многих эта боль продолжается, и я думаю о заложниках, которые все еще находятся в Газе. Мы не должны забывать о них. Странно, но я не хотела ехать на фестиваль. Решение было принято в последнюю минуту”.

Прибыв в Реим, всего в полутора километрах от границы с Газой, Влада, ее друг Матан и подруга Май поставили палатку и провели вечер за разговорами.

Влада говорит: «Я помню, что атмосфера была очень странной, люди веселились и танцевали, но для меня не было никакой энергии, и я не танцевала так много, как обычно, когда бываю на таких фестивалях».

На часах было около трех часов ночи, и я легла на циновку, чтобы поспать.  В тот момент я мне казалось, что это странно — проводить фестиваль так близко к границе с Газой, но я подумала, что организаторы все предусмотрели, что это безопасно».

Но это оказалось не так. Сон Влады был внезапно прерван в 6.30 утра, когда ее разбудили сирены приложения на телефоне, оповещающее о ракетной тревоге.

Она говорит: «Я искала Матана и Маю и сразу же услышала стрельбу. Она была громкой и очень близко от нас. Несколько секунд я не понимала, что происходит, а потом Матан закричал, что мы должны бежать к машине».

Ракеты начали падать, и все вокруг просто сошли с ума, в мегафон кричали, чтобы все эвакуировались, и люди начали бежать к своим машинам».

Сначала люди подумали, что это просто один из обычных ракетных обстрелов из Газы, и только потом, когда мы посмотрели на свои телефоны, поняли, что это было настоящее вторжение, и террористы хотят нас убить.

Но я не понимаю, почему, даже сейчас, почему. Это был просто музыкальный фестиваль, все было мирно, люди танцевали, а они пришли и убили людей, некоторых из моих друзей, почему?

Найдя машину, троица запрыгнула внутрь и помчалась к выходу, но путь им преградили другие машины. Влада говорит: «Все сигналили, я была на пассажирском сиденье, Матан вел машину, а Май сидел сзади, и тут мы увидели впереди человека в военной форме.

Человек вышел из машины, и военный, который, как я теперь знаю, был террористом, выстрелил в него.

Мы все пригнулись, и пули стали попадать в машины вокруг нас, но, не знаю как, в нас не попали, и Матану удалось выехать реверсом, чтобы попытаться выбраться с другой стороны.

Это был просто хаос, повсюду — брошенные машины, и нам удалось добраться до убежища на дороге, где полицейский крикнул нам, чтобы мы продолжали ехать на восток, если хотим остаться в живых.

Матан продолжал ехать, но мы не уехали далеко, а потом увидели, что террористы на машинах, мотоциклах и грузовиках направляются к нам, стреляя, и мы попытались проехать через поле, но застряли, поэтому мы все просто вылезли и начали бежать, спасая свои жизни».

Сдерживая слезы, Влада добавила: «Именно здесь я разлучилась с Матаном и не знала, где он.

Я начала бежать вместе с Май, мы добрались до каких-то деревьев и обе плакали.

Мы не знали, что делать и куда идти, и все, о чем я могла думать, — это моя дочь Роми. Я все время видела ее лицо и говорила, что кто-то должен выжить ради нее».

Мы с Май снова начали бежать, и тогда вы видите на видео, как я сажусь в машину моего ангела-спасителя, человека по имени Йосеф Бен Аву. Он остановился и сказал нам садиться, и мы так и сделали, все время, пока шли съемки.

Нас было восемь человек в машине, это был Kia Picanto, и мы все лежали друг на друге. Я позвонил Матану и сказал, что со мной все в порядке, а он ответил, что его тоже забрали и он в безопасности».

Влада и Май в конце концов добрались до армейской базы в Цеелим, а Матан отправился в Орим, расположенный в 20 минутах езды.

Она говорит: «Все это длилось три часа, но пролетело так быстро.
Самым долгим было ожидание на базе, когда меня заберут и я смогу поехать домой к Роми, и я обняла ее так сильно, как никогда».

mignews