У Абу-Мазена появился прямой стимул для формального возобновления переговоров с нулевым результатом.