Квартиры были проданы вовсе не дипломатам, а состоятельным бизнесменам.