Кантор заметил также, что и сама комиссия "была рождена во грехе".